ТЕБЕ, ЕГИПЕТ!

Мне хочется запеть — да будет песнь крылата! — Но слов я не найду, волнением объята.
Мы, Средней Азии горячие сердца, Египту песнь поем, приветствуем борца.
Меж нами пролегли моря и горы мира, Но рядом встал Ташкент, как друг и брат Каира.
Оковы разорвал познавший волю раб, И стал хозяином своей земли араб.
Для счастья трудятся сирийка, египтянка, Певунья-Азия и Африка-смуглянка!
Я видела народ, что всюду знаменит, Я видела тебя, бессмертный Порт-Саид.
Я видела твой прах, суровый, величавый, Я видела твой стяг — то был тюльпан кровавый,
Окрасила его твоих героев кровь, Погибших за тебя, в тебе оживших вновь.
Пред павшими в борьбе я голову склонила, И мне послышалось сердцебиенье Нила;
Со мною говорит, свободою дыша, Египта древнего прекрасная душа.
Что породнило нас? Как стало милым, близким Искусство Бухары умельцам аравийским?
С громадой пирамид что сблизило Памир? И я услышала одно лишь слово: «Мир!».
За что мы боремся отважно и открыто — Детей и матерей опора и защита?
Сказала мне Москва, ответил мне Каир: — За то, что нужно всем: и нам и вам — за мир!

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ДЕРЕВЬЯ

На бледной лазури летнего неба рождественские деревья распростерли свои цветущие ветви. Их пышные золотисто-желтые кроны издали были похожи «а позолоченные солнцем облака, сбежавшиеся к горизонту.
Деревья росли прихотливыми купами за оградой джиллар-довской фермы Веселые Озера, на северной стороне, там, где начинались сухие, колючие заросли. С заднего крыльца дома, где стояла Минни Джиллард, стволы деревьев были почти не видны. Рождественские деревья находились под охраной закона. Большую часть года они чернели вдали, за пшеничным полем, мрачные и зловещие, но с наступлением рождества одевались в свой пышный наряд. Взгляд миссис Джиллард блуждал по деревьям и пшеничному полю, и мысли ее уносились к прошлому; старые надежды, разочарования, сладостные и горькие воспоминания вспыхивали и гасли. Читать далее РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ДЕРЕВЬЯ

Бисерный кисет

Половников ехал в Новую Деревню.
Он жил у Калинкина моста, и чтобы попасть на Новодеревенское кольцо, ему надо было пересечь почти весь город. В предвидении долгого пути он присел на свободную скамью возле опущенного окна и положил на колени свой большой, переплетенный в грубый холст альбом. За окном навстречу трамваю бежала вереница зданий. Фасады многих из них были испятнаны непросохшей краской. В скрипучих люльках под карнизами качались маляры, и с их лохматых кистей на влажный асфальт падалп голубые и желтые кляксы. На скрещении Садовой с проспектом Майорова трамвай вошел в тень от громадного углового здания. Читать далее Бисерный кисет

Вокруг света

Недели две назад мы поехали в Сан-Франциско посмотреть кинофильм Вокруг света за восемьдесят дней». Нас было шестеро: моя мать, жена, трое наших сыновей и я. И все мы, начиная от младшего, десятилетнего мальчика, кончая бабушкой, которой исполнило» уже восемьдесят, были восхищены фильмом. Нас захватило живое действие, великолепные пейзажи дальних стран мягкий юмор и яркость образов жюльверновского романа. Следя за событиями на экране, мы испытывали двойное удовольствие: мы твердо помнили, что за короткие часы, которые мы провели в кинотеатре, колесница, созданная руками человека, не один раз, а, пожалуй, дважды облетит вокруг Земли. Читать далее Вокруг света

Слово «правды»

…И невозможно без волненья Держать седой комплект в руках,— Истории сердцебиенье Я слышу в буквенных рядах.
Сергей Городецкий.
Московский гость, попав на Лесную улицу, будет ошарашен и изумлен вывеской «Оптовая торговля кавказскими фруктами Каландадзе».
Что это за странная, нелепая вывеска! Каким чудом уцелела она в вихрях революционной эпохи? По недосмотру ли райсовета осталась сия вывеска на старом трехэтажном доме, над витринным окном… Дом этот, конечно, не является памятником архитектуры — это видно даже неискушенному человеку. И, только задержавшись возле дома с экзотической вывеской, московский гость видит над дверью надпись, раскрывающую секрет невзрачного, затерявшегося в каменных громадах улицы здания. В этом доме находится филиал Музея революции — «Подпольная типография ЦК РСДРП (большевиков) 1905—gt; 1906 годов». Читать далее Слово «правды»

Железо!

Ведь это только за четыре года до Октябрьской революции Ленин напечатал в газете «Северная правда» свою статью «Железо в крестьянском хозяйстве» — отклик на выступление буржуазного печатного органа «Промышленность и торговля». Сей орган «с каким-то глуповатым лицемерием или с какой-то лицемерной глуповатостью вздыхал по поводу того, что Россия оказывается соседкой одной из самых отсталых стран, Испании, когда речь заходит о душевом потреблении важнейших продуктов». В частности, печатный орган жаловался на то, что в русской деревне является редкостью телега на железном ходу. Ленин зло высмеял буржуазных публицистов, болтавших о развитии производительных сил, о поднятии крестьянского хозяйства, об агрономической культуре, но умалчивавших о главных причинах вековой отсталости русской деревни. «Чтобы телега на железном ходу,— заявлял Ленин,— не была редкостью, для этого нужен свободный, культурный, смелый, умеющий справляться с рабовладельцами фермер, способный рвать с рутиной, распоряжающийся всей землей в государстве. А от крестьянина, придавленного до сих пор Марковыми и Пуришкевичами с их землевладением, ждать «культуры» — это все равно, что от Салтычихи ждать гуманности». Читать далее Железо!

Сим победиши! На земле новгородской

Пятиверстный ручей с романтическим именем Шишига впадает в речку Боровку, медленно текущую по болотам. Воровка впадает в реку Вязьму, Вязьма впадает в Шошу, Шоша — в Волгу, Волга впадает в Каспийское Ъгоре.
Эх, как бы Волга-матушка да вспять побежала!
Эх, как бы можно было, братцы, начать жить сначала!
В 1917 году большие и малые реки народной судьбы устремлялись к Неве, к Петрограду, где кипел и пенился водоворот истории, северный, свежий ветер достигал с Балтики до Шишиг gt; и Боровок.
Оттуда шло, неслось, летело всё в деревенскую глушь: новости, слухи, лозунги, прокламации, программы, песни, гимны, поток имен и фамилий, красный цвет нового времени. Читать далее Сим победиши! На земле новгородской